Чижевский знакомство с женой

Семья Александра Леонидовича Чижевского

лаборатории, Тихонов был «счетной машиной» Чижевского, вспомнит: их В первый раз после «знакомства» на допрос Водолотов вызвал Чижевского 18 Жена, Татьяна Сергеевна, долгие часы проводила в тюремной очереди . Чижевскому Александру Леонидовичу нужны последователи Моя будущая жена и Маша Степанова предмет изучали основательно, а мы с Иркой . они с Александром Леонидовичем пригласили меня для делового знакомства. й ДЕНЬ ПАМЯТИ АЛЕКСАНДРА ЧИЖЕВСКОГО () Предвоенное лето Александр Леонидович Чижевский с первой женой - Татьяной.

Ходатайства о пересмотре дела и досрочном освобождении. Отправка в е Долинское отделение, в лечебно-санитарное отделение. Продолжение исследований по аэроионизации, а также проблемам электростатических свойств крови, электрических методов лечения ранений, электрических методов очистки воздуха при изготовлении вакуумных приборов.

Александр Чижевский

Карцер, обыски, лишения пропуска из зоны. Случайная встреча с заключенной Ниной Вадимовной Перишкольник, урожденной баронессой Энгельгардт —знакомой с юности, ставшей впоследствии его женой. Разработка способа борьбы с силикозом, создание электромаски Чижевского.

Написание стихов, картин акварелей. Работа в областном онкологическом диспансере лаборантом. Продолжение исследований по аэроионизации, осуществленных в ряде угольных шахт Карагандинского угольного бассейна. Основание научно-исследовательского института по ионизации и кондиционированию воздуха и работа в нем научным консультантом. Внедрение своего метода аэроионизации в ряде медицинских учреждений. Похоронен на Пятницком кладбище в Москве. Дополнительные сведения Организация с года, при поддержке академика А.

Воспитанием Александра занимались родная сестра отца Ольга Васильевна Чижевская-Лесли, которая с года и до самой своей смерти жила вместе с ними, и мать отца - Елизавета Семеновна урожденная Облачинская.

Как впоследствии писал сам Александр Леонидович, его тетушка стала для него второй, настоящей, действительной матерью. Бабушка стала его первым учителем и воспитателем. Она получила домашнее, но блестящее по тому времени образование. Хорошо владела французским, английским и немецким языками, читала по-итальянски и по-шведски.

  • Поиск потомков и близких семьи Чижевских

Прекрасно знала историю, особенно историю средневековья. Александр рос болезненным ребенком и обеспокоенный отец ежегодно до года на несколько месяцев отправлял его с тетушкой и бабушкой за границу - в Италию и Южную Францию. Во время отпуска отца они совершили путешествия по Италии, Франции, Греции, Египту.

В декабре года Леонида Васильевича перевели на службу в город Белу Седлецкой губернии и Александр поступил в гимназию этого города. Домашнее образование, которое получил Чижевский, включало в себя естественнонаучные и точные дисциплины, но наибольший интерес у него вызывали гуманитарные предметы, которые отвечали его склонностям. С раннего детства Александр полюбил музыку, поэзию и живопись. В возрасте четырех лет он уже учил наизусть русские, немецкие и французские стихотворения, которые бабушка заставляла его читать вслух.

Понемногу начал сам писать стихи. В году Леонид Васильевич получил назначение в Калугу. Александр поступил в частное реальное училище Ф.

В старших классах средней школы он мечтал стать профессиональным художником или литератором, хотя уже в это время его серьезно занимают вопросы науки. Так еще в году он стал интересоваться астрономией. К годах относится важный факт, определивший всю дальнейшую жизнь Чижевского. В начале апреля года он познакомился с Константином Эдуардовичем Циолковским.

Отношения Циолковского и Чижевского, начавшиеся как отношения учителя и ученика, с годами переросли в дружбу. Неделю спустя дивизион Леонида Васильевича выступил из Калуги на фронт.

Вот тут-то в Александре заговорила кровь предков: Особенно упорными стали его просьбы после того, как убежал на фронт и случайно попал в дивизион отца одноклассник Александра - Танский.

Разговоры о фронте прекратились только тогда, когда солдат привез Танского в Калугу. В году Чижевский закончил реальное училище. Учился он неровно, постоянные увлечения отвлекали от уроков. Но еще до переезда в Калугу Александр понял, что какими ненужными не казались ему школьные предметы, он обязательно должен получить среднее образование.

Поэтому с приближением выпускных экзаменов он садится за учебники. Отец с фронта написал: По окончании училища вполне естественно встал вопрос о дальнейшем пути. Интересы Александра были разнообразны и он не хотел ничем из них поступиться. В конце концов он выбрал два московских института: Коммерческий, который давал основательную подготовку по математическим наукам, и Археологический, в программе которого было множество гуманитарных дисциплин.

Но прежде чем уехать из родного дома Чижевский все лето года посвятил наблюдениям за Солнцем. Во многом это сыграло решающую роль в будущей жизни Чижевского. Многое, что было осуществлено потом, началось именно. То, что Солнце - основа существования жизни на Земле, причина большинства протекающих на ней физических и химических процессов, было известно. Чижевский заметил и впоследствии научно доказал, что для органического мира важны и периодические изменения солнечной активности.

Чижевский предположил, что колебания интенсивности разнообразных массовых процессов на нашей планете синхронны солнечным циклам. Сейчас трудно представить, что может происходить как-то иначе, но в те годы - это было поистине революционная гипотеза. В сентябре года Чижевский уехал в Москву. Если в Коммерческом институте существовала классическая схема занятий, то в Археологическом институте, куда он поступил вольнослушателем, профессора с первых дней учебы вовлекали студентов в научную деятельность.

Но в то время как с моей проблемой дело было значительно проще я просил у Главнауки только субсидий для опытовКонстантину Эдуардовичу нужны были люди, лаборатория и более крупные капиталовложения. Если в ряде случаев мне мог помочь только телефонный звонок из Главнауки, чтобы сдвинуть мое дело с мертвой точки и предоставить небольшое помещение для лабораторных животных, К.

Циолковскому требовалась новая организация, верфь для построения большой модели дирижабля или утверждение новой лаборатории по ракетной технике. Это была его мечта. Решение приходилось откладывать, ожидая лучших времен. Я опять шел к Федору Николаевичу и напоминал о К. Он, спокойный и сдержанный, - - сердился на столь медленный темп разрешения этого вопроса и снова принимал меры.

Пока — он одиночка! Эти слова я, конечно, передавал Константину Эдуардовичу. Они никаким секретом не являлись. А мне предлагают коллектив Представьте себе, что из этого получилось бы Подчинить Константина Эдуардовича чужой воле было не так-то легко, несмотря на присущую ему простоту.

Жизненный путь, школа жизни сделали, в конце концов, свое дело — он стал более осмотрительным и в некоторых случаях даже подозрительным. Прежде чем на что-либо решиться, он долго раздумывал. Это мнение Константина Эдуардовича я сообщил Федору Николаевичу. Тот только руками развел Ведь мы тоже ограничены в средствах. Но выход из положения, в конце концов, приду мать надо!

Федор Николаевич Петров был неизменным шефом моих работ в области аэроионификации. Через соответствующие организации он оказывал возможную материальную помощь моим исследованиям. Мысль о превращении любого помещения в электрокурорт с достаточным числом отрицательных аэроионов весьма интересовала В.

Дурова и академика А. В году большая зала в здании Зоопсихологической лаборатории была отремонтирована, к потолку симметрично подвешены две большие электроэффлювиальные люстры с остриями, питавшиеся с помощью металлических шин током высокого напряжения от сильной электростатической машины.

Чижевский Александр Леонидович Воспоминания о ГУЛАГе :: База данных :: Авторы и тексты

На стене крупными буквами было написано: Еженедельно измерялось число аэроионов в воздухе. Конечно, эти измерения производились с помощью аспирационного счетчика и носили весьма приближенный характер.

Аппаратура приводилась в действие два раза в день, по 20 минут каждый раз, при строгом учете полярности аэроинов. Я внимательно следил за подопытными животными и видел подтверждение основной мысли — аэроионы отрицательной полярности благоприятно действуют на животных.

Известный ветеринарный врач Тоболкин также не раз мог убедиться в благотворном действии аэроионов на больных животных. Его записи историй болезни долгое время хранились в моем архиве. Целая эпоха моей жизни была связана с Лабораторией зоопсихологии. В самом деле, с по год, то есть почти семь лет, я состоял старшим научным сотрудником и членом Ученого совета лаборатории, представлял ей доклады и производил немало опытов и наблюдений над животными совместно с А.

Кожевниковым — вдумчивыми и умными биологами. Близкое знакомство и дружба с ними, их исключительное внимание к моим исследованиям и собственные многочис- - - ленные наблюдения в лаборатории привели к энергичной защите этих работ. Академик Александр Васильевич Леонтович, после долгих размышлений, решил поставить вопрос об этих работах перед научным мнением мировой общественности. Этот вынужденный шаг был продиктован необходимостью, ибо большая научная проблема не получала должной поддержки.

Наука стояла на пороге больших открытий и требовала к себе внимания. Мнение мировых авторитетов могло сыграть немалую роль. Это было в и годах, когда я уже постепенно терял всякую надежду на получение возможности более продуктивной и глубокой научно-исследовательской работы, ибо, конечно, исследования, проводимые в Зоопсихологической лаборатории и в лечебнице В. Михина, не могли меня удовлетворять. Перед моими глазами уже ясно вырисовывались контуры обширных исследовательских работ в области биофизики, электрофизиологии и космической биологии.

Далее ждать было безрассудно и даже преступно. Не менее активно меня поддерживал профессор Григорий Александрович Кожевников. Он несколько раз ездил в Наркомпрос РСФСР, лично выступал в комиссии по заграничным командировкам, настаивая на том, чтобы я мог получить командировку в Париж и Нью-Йорк, где меня ждали, чтобы я имел возможность прочесть курс лекций.

Уже несколько академиков и видных профессоров Франции вступили со мной в научную переписку. Они выдвигали мою кандидатуру в почетные академики Парижской академии наук в качестве почетного профессора. В США среди ученых тоже нашлись сторонники моих работ, и немало приглашений поступало в мой адрес. Работа в Практической лаборатории зоопсихологии оставляла много времени для теоретических и экспериментальных работ в других местах и по близким проблемам электробиологии, что имело большое значение в ходе и эволюции моих научных идей.

Александр Леонидович Чижевский

Это было большое преиму- - - щество для исследователя! Размышлять над волнующей задачей — это самое важное, самое главное в научной работе.

Затем уже идет выработка методики исследования и обрисовываются контуры самого исследования. Но в начале всякого научного открытия идет упорная работа мысли.

Он рассматривает ее и так и сяк, направляет на нее оружие своего научного арсенала, своей эрудиции и приходит к тем или иным выводам.